thesweetdope
В самом конце второй части замечательного романа Энтони Бёрджесса "Заводной апельсин" в русскоязычной версии значится:
— Я рад, джентельмены, что вы затронули извечную тему Любви. Сейчас я продемонстрирую вам ту особую ее разновидность, которая умерла со времен Шекспира и Петрарки, канула в Лету вместе с их Джульеттой и Беатриче.

В чем же собственно дело спросите вы? А фишка в том, что Беатриче была музой и любовью (правда, платонической) итальянского поэта Данте Алигьери (да, того самого, что создал "Божественную комедию"). А литературной страстью Петрарки была Лаура.
Хм, ну не мог же Бёрджесс так облажаться? Или мог...? Решено было заглянуть в оригинальный текст. И... что мы видим:

"I am glad, gentlemen, this question of Love has been raised. Now we shall see in action a manner of Love that was thought to be dead with the Middle Ages"

симпл Middle Ages (!!!) и всё.
Использование переводческих трансформаций, ну уж вообще не уместно. да еще и в таком неграмотном виде.
попытка переводчиком выебнуться знанием литературы не засчитана.